Главная » Статьи » Книги » Основы езды и выездки

Франсуа Боше. Основы езды и выездки

ОБ УПОТРЕБЛЕНИИ ВСАДНИКОИ СИЛ ЛОШАДИ.

Когда инстинктивные силы лошади посредством смягчений совершенно подчинились нашему влиянию, тогда лошадь в наших ругах будет машиной, ожидающей для действия только нашего побуждения. Нам, как распределителям всех движущих сил лошади, следует сообразить их употребление в настоящих границах тех движений, которые мы хотим исполнить.

Молодая лошадь, сначала неповоротливая и неловкая в употреблении своих членов, требует для развития их некоторой осторожности. Здесь как во всём, мы будем наблюдать благоразумную последовательность, которая требует, чтобы прежде сложного начинали с простого. Предшествующей работой мы обеспечим наши средства действовать на лошадь, теперь мы должны заняться, облегчением ей средств исполнения, упражняя савокупность её мускулов. Если лошадь отвечает на пособия всадника челюстью, шеей и бёдрами, если она общим распределением корпуса уступает сообщаемым ей побуждениям, если движения конечностей легки и правильны, то механизм в целом будет вполне согласован на разных аллюрах; это необходимые качества, которые составляют хорошую выездку.

О ШАГЕ

Шаг есть главный из всех аллюров, на нём приобретается коданс, правильность и развитие других аллюров. Для достижения этих блистательных результатов всадник должен выказать столько же знаний, сколько такта. Предшествующие упражнения приучили лошадь выдерживать согласование, которое было бы невозможно прежде уничтожения инстинктивных сопротивлений, теперь нам остается действовать только на недеятельные сопротивления, относящиеся к тяжести лошади, т.е. на силы, движущиеся только от собственного побуждения.

Прежде чем подать лошадь вперед, надо увериться, легка ли она, т.е. подобрана ли ее голова, гибка ли шея, прямо ли и ровно стоит круп. Потом следует постепенно приближать шенкеля, чтобы сообщить телу побуждение для движения, но нельзя, следуя старым методам, отдавать руку (т.е. ослаблять действие мундштука), потому что тогда лошадь, не чувствуя никакого влияния узды, лишилась бы своей легкости, мускулы ее подверглись бы напряжению и действия руки были бы обессилены. Всадник должен помнить, что рука его должна быть для лошади непреодолимою преградою каждый раз, когда она захочет выйти из подобного положения. Всякая такая попытка должна сопровождаться болью, и только в подобранном положении она должна находить довольство и покой. Хорошо исполняемое применение моей методы приспособляет всадника постоянно управлять лошадью полунатянутыми поводьями, исключая только, когда он захочет исправить неправильное движение или заменить его другим.

Шаг, как я уже сказал, должен предшествовать другим аллюрам, потому что на шагу лошадь имеет три точки опоры, не нуждается в такой деятельности, как на рыси или галопе и, следовательно, легче управлять и согласовать ее. После первых упражнений в смягчениях следует сделать в виде отдохновения несколько туров вокруг манежа шагом, причем всадник заботится только о том, чтобы лошадь шла с побранной головой. Мало помалу, работа его будет становиться сложнее, кроме легкости, он требует от лошади правильности коданса, необходимого для красоты всех аллюров. Потом он начнет легкие противодействия руками и шенкелями, чтобы согласовать силы переда и зада лошади. Это упражнение, приучая лошадь отдавать употребление своих сил в распоряжение ездока, будет полезно как для образования ее понятливости, так и вообще для ее развития. Сколько наслаждений опытному берейтору в постоянном применении своего искусства! Лошадь вначале упорная, нечувствительная покорится его воле, приноровиться и его характеру и кончит тем, что сделается его олицетворением. Берегись же всадник! Если твоя лошадь капризна, суетлива, причудлива, мы вправе сказать, что ты сам не отличаешься обходительным характером и справедливостью своих действий. Чтобы коданс и скорость шага были равны и правильны, необходимо, чтобы побуждающие и умеряющие силы, зависящие от ездока, были в совершенном согласии между собой. Положим, например, что для того, чтобы заставить лошадь идти вперед шагом и сохранить ее легкость, на этом аллюре всадник должен истратить силу равную 40 фунтам, из коих 30 для побуждения их к движению, а 10 для приведения и поддержания головы лошади в подобранном положении. Если шенкеля превышают свое действие, а руки не увеличивают его в такой же степени то ясно, что превышение сообщенной силы может пасть на шею, породить в ней напряженность и уничтожить всякую легкость. Если же, напротив, рука действует сильно, то это будет во вред силе, побуждающей к движению, оно будет затруднено и в то же время положение лошади потеряет свою грацию и энергию.

Достаточно это краткого пояснения, чтобы понять, какое согласие должно постоянно существовать между шенкелями и руками. Понятно, что действие их должно изменяться, смотря по тому, что строение лошади принуждает больше поддерживать перед или зад ее, во всяком случае, правило остается то же, хотя соотношение и изменяется. Пока лошадь не будет легка и гибка на ходу, до тех пор нужно упражнять ее на прямой линии, но коль скоро она приобрела легкость и уверенность, надо заставлять ее исполнять повороты направо и налево на ходу.

О ПЕРЕМЕНАХ НАПРАВЛЕНИЯ ИЛИ ПОВОРОТАХ

Действие рук на поворотах так просто, что не стоит о нем говорить. Замечу только, что сопротивление лошади всегда надо предупреждать, располагая ее силы таким образом, чтобы они способствовали повороту. Следовательно, постановка головы дается уздечным поводом той стороны, куда хотят повернуть лошадь, исполнение же движения производится действием мундштука. Общее правило: всегда преодолевать боковые сопротивления с помощью уздечных поводьев, имею в виду не начинать поворота прежде уничтожения препятствия, которое ему мешало. Если действие остается почти то же, как и прежде, то положение шенкелей подвержено изменению: действие их их будет диаметрально противоположно тому, которое требовалось от них прежним берейторским искусством. Вот еще нововведение столь естественное, что я не понимаю, как оно не было применено до меня. Мне говорили, и я сам вначале был того же мнения что, взяв руку вправо и действуя правым шенкелем, лошадь поворачивают направо. Опыт всегда предшествовал у меня рассуждению, и вот таким образом я убедился, что это правило ложно. Как бы легко не шла моя лошадь по прямой линии, я замечал, что эта лёгкость уменьшалась на малых вольтах, хотя наружный шенкель помогал внутреннему. Лишь только задняя нога лошади трогалась, чтобы следовать за движением плеч на вольту, я тотчас ощущал лёгкое сопротивление. Тогда я решил иначе действовать своими пособиями и нажимал сильнее шенкелем, противоположным повороту. В то же время, вместо того, чтобы вслед за этим брать руку вправо для постановки плеч, я с помощью этой же руки производил сначала необходимое противодействие с целью установки бедра и расположив силы так, чтобы равновесие было удержано в продолжение целого движения. Этот способ вполне увенчался успехом и я, отдавая себе отчёт в том, какого рода должно быть отправление оконечностей (т.е. рук и шенкелей) при поворотах, нахожу этот способ самым правильным. И действительно, например, при повороте направо задняя правая нога должна служить опорою и выносить всю тяжесть массы, в то время, как задняя левая и передние ноги будут описывать круг, более или менее просторный. Следовательно, чтобы движение было правильно и свободно, необходимо, чтобы ось, на которой вертится целое, не изменяла своего положения, что неминуемо последует при действии правой руки и правым шенкелем. Тогда равновесие, разумеется, нарушено и правильность поворота невозможна. Но есть, однако же случай, где надо употреблять правый шенкель. Для поворота направо, именно когда круп при повороте примет слишком вправо - в таком случае правый шенкель должен нажимать гораздо сильнее левого, потому что, поступая иначе, он представлял бы собой препятствие делающее круговращение плеч около бёдер затруднительным и даже невозможным. Это должен принять во внимание каждый всадник, чтобы уметь найтись во всех подобного рода случаях и знать, что правила, даже не предполагающие исключений, подвержены, однако некоторым изменениям.

Коль скоро лошадь выполняет свободно повороты на шагу и держится совершенно легко, можно начать ездить её рысью.

О РЫСИ.

Сначала ездят самой малой рысью, в точности следуя правилам, которые предписаны для шага. Лошадь надо держать совершенно легко, причём не нужно забывать, что чем живее аллюр, тем более лошадь расположена к естественным напряжениям мускулатуры. Рука, следовательно, должна удвоить искусство, чтобы постоянно сохранять всю гибкость головы и шеи, не задерживая стремления, необходимого для движения. Шенкеля помогает руке, и лошадь, заключенная между двумя этими преградами, препятствующими только её дурным расположениям, вскоре разовьёт все свои прекрасные свойства и вместе с равномерным движением приобретёт грацию, непринуждённость и верность хода, нераздельные с лёгкостью целого. Хотя многие лица, не взявшие на себя труда углубиться в правила моей методы, говорили, что она препятствует большей скорости рыси, тем не менее доказано, что лошадь, хорошо уравновешенная, может идти рысью гораздо быстрее, чем та, которая не имеет того преимущества. Я доказывал это на опыте всякий раз, когда меня о том просили, но напрасно старался я вразумлять, что такое рысь, и какие необходимые условия для правильного выполнения её, таким образом на беге, где я был судьёй, мне случилось уничтожить пари и доказать, что предполагаемые рысаки не шли рысью, а полуиноходью. Необходимое условие хорошего рысака составляет совершенное равновесие корпуса, равновесие, которое поддерживает правильное движение ног и даёт им равные подъём и вытягивание с такой лёгкостью, что лошадь не стесняется выполнением всевозможных поворотов, уменьшением аллюра, останавливанием и прибавлением скорости. Тогда не кажется, будто перед лошади тянет за собой зад её, который отстаёт сколько возможно, всё делается лёгким и приятным для лошади, потому, что силы её, хорошо согласованные, позволяют всаднику располагать ими таким образом, чтобы они подавали себе взаимную и постоянную помощь.

Несколько уроков достаточно, чтобы приучить лошадь к правильным аллюрам, и вот какими способами трудность, испытываемая лошадью, чтобы правильно держаться на рыси, происходит почти всегда от зада её. От слабости ли этой части или чрезмерного превышения над нею сил переда - всё же, т.к. она получает побуждение и даёт порыв, действия её, как в том, так и в других случаях, остаются бессильными и, следовательно, делают движение неправильным. Стало быть, причиной тому либо слабость в одной части, либо превосходство силы в другой. Средство исправления в обоих случаях одно и тоже понижение шеи, которое, уменьшая превосходство переда лошади, восстанавливает равновесие между обеими частями. Мы уже упражнялись в этом смягчении пешком, легко будет получить его верхом. Здесь очевидна польза того естественного нагибания, которое даёт средство уравновесить силы двух противоположных конечностей лошади и достигнуть правильности их отправлений. Передние и задние конечности лошади, таким образом, поставленной, будут иметь время перейти от согнутого к выпрямленному положению, прежде чем тяжесть корпуса, заставит их позаботиться о поддержке. Хорошо понятое применение к практике этого и некоторых др.правил развитых в моём сочинении, позволит поставить в разряд отличных тех лошадей, которых по их порокам можно бы назвать клячами и которых старинные методисты никогда бы не извлекли из их ничтожества. Достаточно для приспособления лошади к хорошей рыси упражнять её на этом аллюре только 5 минут в продолжении каждого урока. Когда она приобретёт необходимые развязанность и легкость, можно заставить выполнять её обыкновенные пируэты, равно как и боковые движения (в два следа) на шагу и на рыси. Я сказал, что вначале достаточно 5 мин.для рыси, потому что хорошее выполнение зависит не от продолжительности, а от правильности упражнений. К тому же было бы опасно продолжать это занятие свыше указанного мной времени, потому что этот аллюр требует довольно значительного перемещения сил и лошадь уже ранее подвергается довольно трудному упражнению. Лошадь охотнее подчиняется умеренным требованиям и сама понятливость её, свыкаясь более с удобоисполнимой постепенностью, ускорит успех. Лошадь без отвращения и спокойно подчиняется труду, не представляющему ей ничего особенно тягостного, и таким образом можно продолжать выездку её до полного совершенства, не ослабляя физической организации, но, приводя сверх того в нормальное состояние органы, которые могли бы пострадать от насильственной работы. Это правильное развитие всех органов лошади придаст ей вместе с грацией силу и здоровье, продлит, таким образом, жизнь её и с избытком вознаградит труды и старания истинного берейтора.

О СОСРЕДОТОЧЕНИИ ВСАДНИКОМ СИЛ ЛОШАДИ.

Мы понимаем теперь, что единственное средство получить коданс и правильность шага и рыси состоит в поддержании лошади совершенно лёгкой на этих аллюрах. Когда достигнут этой лёгкости на прямой, и на кругообразных поворотах, тогда нетрудно будет сохранить её и на упражнениях двумя следами.



Источник: http://www.horseline.ru/article.php?chapter=book&article=60&page=all
Категория: Основы езды и выездки | Добавил: Bagira (10.07.2011)
Просмотров: 430 | Теги: Основы езды и выездки, Франсуа Боше | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]